Спорт

В память о великом контрразведчике Прядко под Ростовом прошел велопробег

На новой трассе «Ростов-Азов» прошел велопробег, посвященный памяти почетного сотрудника контрразведки Петра Ивановича Прядко и приуроченный 79-й годовщине образования «СМЕРШ».

В эстафете, которую организовали представители УФСБ России по Южному военному округу, приняли участие 139 спортсменов, в том числе и воспитанники детско-юношеской школы №4.

Организаторы отметили, что в велопробеге приняли участие юноши и девушки четырех возрастных групп на дистанциях 5, 10, 17 и 35 километров. Подобная акция должна стать ежегодной.

«Свое название «СМЕРШ»-«Смерть шпионам» спецслужба получила по личному решению Иосифа Сталина. За годы Великой Отечественной войны смершевцы обезвредили более 30 тысяч вражеских агентов. Более трех тысяч сотрудников работали за линией фронта, в том числе внедрялись в немецкие разведывательно-диверсионные школы. На оккупированной фашистами территории Ростовской области действовала вражеская разведшкола «Абвергруппа-102», в которую был внедрен Петр Прядко, допущенный немцами к изготовлению поддельных советских документов», — отметил полковник запаса, экс-замначальника УФСБ по СКФО Сергей Лаус.

На велопробеге присутствовали и родственники легендарного контрразведчика Прядко — две внучки, которые получили копию установленного бюста в Ростове-на-Дону.

Историческая справка

Петр Прядко «приглянулся» контрразведке НКВД в ноябре 1941 года. Офицер интендантской службы оказался поразительно похожим на немецкого пленного, вместо которого в тыл к фашистам нужно было заслать разведчика. И не куда-нибудь, а в абвергруппу при штабе 17-й пехотной армии немцев.

Абвергруппа занималась вербовкой агентуры в лагерях военнопленных, расположенных в Донецкой, Ростовской, Харьковской областях, а также в Краснодарском крае. При ней были краткосрочные курсы по подготовке агентов для разведывательной работы в советском тылу.

После специальной подготовки в ночь с 19 на 20 января 1942 года Прядко переправили через линию фронта. Вскоре он пробрался в город Славянск, где начал действовать по легенде, подготовленной в НКВД. Там Прядко под чужой фамилией внедрился в абвергруппу 102.

В феврале и апреле 1942 года абверовцы забрасывали Петра Прядко в тыл советских войск. Оба раза, добравшись до особого отдела Юго-Западного фронта, он сообщал своим ценные сведения о противнике. Ему также удалось собрать данные о сотрудниках абвергруппы 102 и о готовящихся к заброске на нашу сторону 26 агентах. Кроме того, Прядко помог военным контрразведчикам задержать четырех немецких агентов, уже оказавшихся в расположении частей фронта, сообщив их фамилии и приметы. По возвращении же на немецкую сторону он передавал абверовцам специально подготовленную в штабе Юго-Западного фронта тонкую дезинформацию.

Две удачные «ходки» в советский тыл способствовали усилению позиций нашего разведчика. Ему поручили изготавливать документы-фальшивки для засылаемой в наш тыл немецкой агентуры.

На новой работе Прядко вскоре заметил, что находится под пристальным наблюдением начальника канцелярии, нацистского пособника Валерия Шевченко, отвечавшего за непосредственную переброску агентуры. Петр решил любым способом устранить предателя. Во-первых, это отвечало интересам его личной безопасности, во-вторых, нанесло бы ущерб работе абвергруппы.

Шевченко был запойным пьяницей. Прядко выбрал момент, когда тот оставил без присмотра портфель с секретными документами, вытащил из него бумаги и выбросил их на улицу возле штаба группы. Часовой, естественно, документы обнаружил, и поднялся большой скандал. Шевченко был арестован органами СД и больше в группу не вернулся.

Прядко эффективно действовал и как контрразведчик. При оформлении документов он умышленно допускал мелкие неточности, которые впоследствии давали возможность нашей контрразведке быстро обезвредить вражеского агента. Однако эта работа была чрезвычайно рискованной. Проверяя документы у подготовленных к заброске агентов, заместитель начальника абвергруппы, бывший петлюровский офицер Петр Самутин обратил внимание на допущенные в них ошибки. Прядко был арестован, ему грозил расстрел. Но при расследовании инцидента он заявил, что все неточности сделаны случайно, из-за спешки, к тому же почерк на выданных ему черновиках был крайне неразборчив. Приняв во внимание прошлые "заслуги" Петра Прядко, ему поверили, освободили из-под стражи и даже оставили в группе, поскольку, по мнению абверовцев, он был достаточно опытным и проверенным агентом. Две его «удачные» заброски в советский тыл подтверждали это.

К октябрю 1942 года Прядко собрал большое количество важных сведений о дислокации немецких войск и абверовской агентуре, подготовленной к засылке в расположение нашей армии. Учитывая недавний арест и подозрительное отношение к нему немцев, он решил возвратиться к своим. На случай же задержания в прифронтовой полосе находчивый интендант изъял из портфеля сотрудника абвергрупп некоего Романа Лысого деньги, которые тот должен был везти на передовую для вручения агентуре. Лысый кражи не заметил, и это спасло Прядко, когда он был задержан при переходе линии фронта. Объяснил, что доставил своему начальнику Роману Лысому забытые им в абвергруппе деньги. Тот, схватившись, подтвердил, что деньги им забыты и даже поблагодарил своего подчиненного за добросовестную службу.

В результате позиции нашего разведчика в абвергруппе снова усилились. Прядко оставил на время мысль о возвращении к своим.

В конце 1942 года абвергруппу возглавил новый начальник капитан Карл Гесс, который оказался пьяницей и распутником. Ослабление бдительности и дисциплины в группе наш разведчик очень ловко использовал в своих интересах, причем довольно простым способом. В одну из темных ноябрьских ночей Прядко вместе с шофером группы, бывшим военнопленным Матвеенко, которого он привлек для своей негласной работы, крупными буквами написали на стене здания, где размещалась абвергруппа 102, фразу: «Здесь живут шпионы во главе с Гессом и прочими бандитами. Вам не уйти от заслуженной кары!». Утром надпись была обнаружена. Она вызвала панику и крутые меры командования. Местонахождение группы было рассекречено, и все агенты, проходившие в ней подготовку, возвратились в лагеря военнопленных. Официальным сотрудникам пришлось срочно менять псевдонимы, а Карла Гесса освободили от должности начальника.

Вскоре Петру Прядко удалось «подставить» еще одного сотрудника абвергруппы - немецкого казначея и писаря фельдфебеля Аппельта. Воспользовавшись тем, что тот ушел из дома, не закрыв за собой квартиру, Прядко похитил из его портфеля секретные документы со списками агентуры, готовящейся к заброске в советский тыл, и две тысячи марок. Когда о пропаже стало известно, немца за утрату документов отдали под суд, а обучавшихся агентов вновь вернули в лагеря военнопленных.

К своим Прядко смог вернуться только 25 сентября 1943 года. Итоги его «сотрудничества» с немецкой разведкой выглядели весьма впечатляющими. Наша контрразведка получила от Прядко подробные данные на 120 (!) вражеских агентов вместе с фотографиями многих из них. Кроме того, он собрал данные, характеризующие 24 сотрудников абвергруппы 102, а также сообщил подробные сведения о методах ее работы, способах изготовления фиктивных документов, ряд других ценных сведений. Об успешной работе «зафронтового агента Петра Прядко» начальник управления контрразведки «Смерш» генерал-полковник В. Абакумов докладывал лично И. Сталину. За проявленное мужество и героизм в тылу врага Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 июня 1944 года Петра Ивановича Прядко наградили орденом Красного Знамени.

Однако полученный опыт разведчика в дальнейшем почему-то был невостребован. Петра Прядко вновь вернули на прежнюю должность начальника склада ГСМ, где и встретил Победу. В запас уволился только в 1960 году. Приказом директора ФСБ России Петру Ивановичу Прядко было присвоено звание «Почетный сотрудник контрразведки» и вручен соответствующий нагрудный знак, обладателем которого становятся лишь самые достойные из профессионалов спецслужбы.

Петр Прядко ушел из жизни в 2002 году в Ростове-на-Дону. В 2020 году по инициативе Управления ФСБ по Южному военному округу в сквере им. Первого пионерского слета Петру Ивановичу был установлен памятник.

Об авторе

Редактор
Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий